Выживание в экстремальных ситуациях: опыт Косово

  • 0
Міжнародна діяльність. Шаповалов Б.Б,

Выживание в экстремальных ситуациях: опыт Косово

shap01
Автор – Шаповалов Борис Борисович
, полковник милиции, проходил службу в зоне боевых действий в Абхазии, Боснии-Герцеговине, Косово. Неоднократный чемпион мира и Европы по разным видам боевых искусств, тренер чемпионов мира и Европы. Доктор философии, академик Украинской технологической академии. Автор современных систем формирования готовности к действиям в экстремальных ситуациях, президент Международной федерации полицейского хортинга.


Выживание в экстремальных ситуациях: опыт Косово

В этом году исполняется 70 лет со дня создания Организации объединенных наций. Среди многогранной деятельности этой организации особое место занимает миротворчество. Решение межэтнических, межнациональных и религиозных конфликтов, борьба с терроризмом требуют совместных усилий международного цивилизованного сообщества. В начале XXI века миротворческое движение получило тенденцию к расширению. Это обусловило переход от миротворческих миссий наблюдения до международных миссий, непосредственно применяющих закон. Вследствие этого – впервые в миссиях в Косово и Восточном Тимуре были созданы специальные полицейские подразделения. В короткий срок они доказали свою эффективность и стали неотъемлемой частью международных миссий.

Мне довелось быть командиром Специального миротворческого подразделения МВД Украины в 2001 – 2002 годах. По терминологии ООН наше подразделение называлось Special Police Unit (SPU). В то время кроме нашого отряда в миссии було еще восемь аналогичных подразделений: по два из Индии и Иордании, по одному из Аргентины, Испании, Польши, Пакистана. Немного позднее недалеко от нас расположился спецназ полиции из Румынии.

СМП Украины, как и каждое миротворческое подразделение спецназа, состояло из 115 человек:
– управление – 14 чел.;
– офицер связи со штабом миссии – 1 чел.;
– три взвода специальной полиции – 90 чел.;
– группа тылового и техничекого обеспечения – 10 чел.

Управление – командир подразделения, заместитель командира – начальник штаба, 5 офицеров штаба. Каждый взвод спецназа состоял из командира взвода, переводчика, трех командиров отделений, пяти водителей, 20 бойцов. Группа тылового и технического обеспечения: четыре специалиста, врач, техник по ремонту, четырех водителей.

Чаще всего подразделение привлекалось к выполнению таких задач:
– патрулирование зон с неблагоприятной криминальной обстановкой (рынков, госпиталей, анклавов);
– обеспечение безопасности судебных процессов;
– охрана особо важных лиц;
– пресечение массовых безпорядков;
– деблокирование дорог;
– проведение обысков, задержаний преступников;
– обеспечение общественного порядка при проведении массовых мероприятий (концертов, спортивных соревнований, митингов и т.п.).

Выполнение перечисленных задач зачастую проходило в экстремальных ситуациях, сопряженных с опасностью для жизни и здоровья сотрудников спецподразделений. Так, в мае 2002 года 15 полицейских из польского специального миротворческого подразделения получили ранения в результате взрыва двух наступательных гранат, которые были кинуты из толпы. В следующей ротации после нашего убытия в Украину, в сентябре 2002 года 11 сотрудников украинского специального миротворческого подразделения получили ранения в результате стычек с демонстрантами в городе Дечаны. В октябре 2003 года 14 сотрудников украинского специального миротворческого подразделения получили повреждения в ходе пресечения нарушения общественного порядка (массовая драка болельщиков возле г. Гниляне). 17 марта 2008 года при проведении специальной операции в городе Митровица было ранено более 100 миротворцев, одному из которых – старшему лейтенанту внутренних войск МВД Украины Игорю Киналю, спасти жизнь не удалось.
Тем не менее потерь среди личного состава в нашей ротации удалось избежать. Не отрицая определенной доли везения, можно утверждать, что для сохранения жизни и здоровья сотрудников в подразделении прилагались необходимые усилия, что и привело к хорошему результату.

Для нас было очевидно, что время прибытия к месту происшествия является одним из решающих факторов успеха. В первый же день после прибытия подразделения в Косово, мною была проверена готовность выезда по тревоге. Результаты настолько впечатлили, что больше учебных сборов по тревоге я не проводил до конца ротации – первые автомобили с экипированными спецназовцами стояли у ворот уже через три минуты.
За оперативность выезда мы получили первую благодарность от командования миссии. В один из дней поступил приказ выдвигаться в Приштину – столицу Косово на помощь трем подразделениям спецназа, которые там дислоцировались – двум индийским и иорданскому. По имеющейся в штабе миссии информации местные жители собирались провести многотысячный несанкционированный митинг. Расстояние от места нашей дислокации до места вызова примерно 60 километров, и примерно минут через 45 первые автомобили нашего отряда уже находились на возвышенности, с которого виднелся город. Вслед за ними двигались три БТР-80. В это время по одной из радиостанций последовала команда, чтобы украинский спецназ не выезжал из места расположения. Заместитель комиссара не поверил моему сообщению о том, что мы уже практически на месте, но вскоре услышал рев сирен и увидел наши автомобили. Митинг не состоялся, но через несколько дней мы наше подразделение было отмечено приказом по миссии. Позднее, в неофициальном разговоре один из руководителей полиции миссии ООН в Косово сказал, что когда нас уже было видно на подъезде к городу, три спецназа, которые там дислоцировались, только покидали территорию части, а норматив выезда первых машин по тревоге – 60 минут.

Нередко опасность для жизни и здоровья личного состава подразделения возникала на ровном месте из-за непродуманных решений руководства или несогласованных действий различных подразделений. В качестве примера можно привести такой случай. В один из праздничных дней в албанском селе проходил концерт. Село находилось недалеко от сербского анклава, а обстановка в то время была взрывоопасной: стороны искали повод обвинить друг друга в разных грехах, а если найти повод не удавалось, то придумывали его. Незадолго до этого произошел трагический случай в городе Каменица. Владелец небольшого сербского магазина подорвался на гранате, которую каждый раз устанавливал после закрытия магазина, а утром снимал: таким образом он защищался от воров. В один из дней он замешкался и погиб. Никто из живших рядом сербов не верил в то, что к смерти соседа не причастны албанцы. Собравшуюся толпу пришлось несколько часов уговаривать дождаться результатов расследования. По стечению обстоятельств, через дорогу, которую перегородили сербы, должна была проехать албанская свадьба. Немалых усилий стоило убедить албанцев ехать другой дорогой через горы. Толпа разошлась только после того,как людям объявили предварительные результаты расследования и стало ясно, что имел место несчастный случай.

В этой обстановке для обеспечения общественного порядка во время проведения концерта задействовались местные полицейские, международные полицейские наблюдатели, военные сил КФОР НАТО. От нашего подразделения был выделен один взвод. Вместе с этим взводом выехал и я, командир подразделения. Старшим всех сил правопорядка был представитель США. Через переводчика он слушал, не поют ли артисты песен, подогревающих национальную вражду. Услышав, подозвал меня и приказал арестовать музыкантов немедленно. В присутствии зрителей, которых с окрестных сел насобиралось примерно около одной тысячи, такие действия однозначно привели бы к массовым беспорядкам. Несмотря на настаивания старшего начальника, я, дождавшись окончания концерта зашел в комнату к музыкантам сам и без оружия, поблагодарил их за концерт и попросил подойти к американцу, пояснив, что то хочет им что-то сказать. Музыканты, решив, что и тот будет их хвалить, пошли прямо с музыкальными инструментами и в театральной одежде. Зрители к этому времени уже в основном разошлись. Когда музыканты подошли к старшему и услышали, что они арестованы, для нас уже не составляло усилий посадить их в подогнанные полицейские автомобили.

Следующий раз нашему подразделению было предложено прочесать лесную местность для обнаружения серба, который ранил несколько жителей в албанском селе. Приказ поступил вечером, а прочесывать лес предлагалось в незнакомой местности вне зоны ответственности нашего подразделения. Прочесывание леса не представлялось нам привлекательным, но задание по поиску человека надо было выполнять. Чтобы выиграть время, я попросил командира региона на карте показать начальную и конечную линию прочесывания, по предыдущему опыту, зная, что это займет примерно три часа, одновременно выехав на место вместе с подразделением. На совещании с офицерами штаба решили выполнить задачу с привлечением американских военных из сил КФОР. Из открытой информации я знал, что соседнее с нами подразделение имеет вертолеты с тепловизорами (невиданное по тем временам чудо техники), а американские полицейские, которые ставили нам задачу, очевидно, такой информацией не обладали.
В это время, когда уже совсем стемнело, пришла карта с начальной и конечной линией прочесывания. К карте были вопросы – конечная линия пересекала границу соседнего государства (видимо, линия была проведена в нервной спешке, лишь бы скорее заставить нас выполнять приказ). На мои вопросы, вступать ли в огневое столкновение с пограничниками после пересечения границы, послышались угрозы и рассуждения о том, что я пытаюсь любыми средствами сорвать выполнение задания, а также была высказана мысль, что лучше было направить на это задание спецназ из Индии, который уже бы давно прочесывал лес. Этот словесный поток прекратился, когда мы озвучили свой план поиска беглеца с использованием вертолета с тепловизором. Уже через несколько часов серб в лесу был обнаружен, а высадившаяся с вертолета группа спецназа без труда его задержала.

Еще несколько раз, мы, опираясь на расчеты сил и средств доказывали, что предлагаемое нам задание невыполнимо без привлечения дополнительных сил и средств или выбрано неудачное время для его осуществления.

Через некоторое время командир региона – полицейский из США привык к тому, что задачу нашему отряду надо было ставить в общем виде, а способ выполнения задачи и детали операций мы определяли сами. Будет неправильным говорить, что мы все время уклонялись от выполнения заданий. Буквально через несколько дней после прибытия отряда в Косово нам пришлось решительно применять силу для разблокирования автомобильной дороги возле места расположения украинского военного контингента, неподалеку от села Стрепче. После 3-х часовых переговоров с митингующими наш отряд вместе с военными подразделениями из США, Польши и Украины расчистил дорогу непосредственно перед прохождением сербского конвоя.

После этого случая за нашим отрядом закрепилась репутация подразделения, которое ведет переговоры до тех пор, пока это возможно, но готово в необходимых случаях решительно применять силу. Жаль, что опыт, накопленный в Косово, оказался невостребованным в период трагических событий, что привело к многочисленным жертвам.


Leave a Reply

Червень 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
« Гру    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Перейти до панелі інструментів